вторник, 4 ноября 2014 г.

Онлайн-обучение как индустрия с возрастающей отдачей

Введение

Дискуссии о будущем электронного и открытого образования как реальные (мероприятия в Госдуме, заседания МРГ, Edcrunch в Digital October), так и «фейсбучные» заставляют задаваться вопросами: 
·                    Почему мы занимаемся этим делом (онлайн обучением)?
·                    Почему мы так эмоционально им занимаемся, почему мы так горячо ругаем руководство МОН РФ? Требуем от них изменений в законодательстве, поддержки, инициатив?
·                    Почему такого энтузиазма нет в традиционном образовании?
Ответ, скорее всего, экономический.
Мы либо знаем, либо чувствуем (то есть имеем соответствующий опыт, но еще  не осознали его), что прибыльность онлайн-обучения и перспективы его роста намного превосходят традиционный образовательный бизнес. Как писал К.Маркс: «Обеспечьте капиталу 10% прибыли, и капитал согласен на всякое применение, при 20% он становится оживленным, при 50% положительно готов сломать себе голову, при 100% он попирает все человеческие законы, при 300% нет такого преступления, на которое он не рискнул бы пойти, хотя бы под страхом виселицы».    
И наше «экономическое чутье» подсказывает нам  решения, которые мы стараемся донести до «власть имеющих».
На некоторые соображения и обоснования (безусловно дилетантские) наших позиций меня натолкнула недавно приобретенная и прочитанная книга норвежского экономиста Эрика С. Райнерта «Как богатые страны стали богатыми, и почему бедный страны остаются бедными» (М. Изд-во ВШЭ, 2014 г.).
В этой книге проводится идея об историко-экономической (точнее историко-политико-экономической) причине очевидной разницы в богатстве стран и народов. Тема поиска причин различия чрезвычайно  популярна, напомню лишь географическое (Д.Даймонд «Ружья, микробы и сталь») или расово-генетическое (Р. Линн и Т. Ванханен «IQ и богатство народов») объяснения.
Наш автор широко пользуется противопоставлением  экономик, базирующихся на производстве с растущей отдачей (обрабатывающая промышленность) и производством с убывающей отдачей (сельское хозяйство и добыча сырья).  Растущая отдача означает, что при росте производства стоимость производства единицы продукции падает, даже если технологии при этом не меняются. 
Главная причина различий в том, пишет автор, что развитые страны накопили свои богатства, защищая (при их становлении) производства с растущей отдачей, а сейчас предлагают миру разделение труда, базирующееся на равновесной экономике и открытых рынках, что выгодно для них, поскольку они индустриализировали свои экономики и накопили капитал, и невыгодно бедным странам. Бедные беднеют, богатые богатеют, глобализация «рулит».
Отвлечемся пока от этой книги.   

Традиционное обучение как экономическая деятельность с убывающей отдачей

Традиционное обучение явно экономический феномен, в котором отдача не возрастает: каждый следующий студент требует тех же затрат, что и предыдущий (количество преподавателей, учебные площади, общежития и т.п.). Некоторые расчеты такого рода можно посмотреть здесь http://50.economicus.ru/index.php?ch=3&le=23&r=5&z=1 (меня они не особенно убедили в том что эффект существенен).
Однако в России в 90-е нулевые годы мы наблюдали бурный рост высшего образования (Россия сегодня страна с самым высоким образовательным цензом – 55% взрослого населения имеют высшее профессиональное образование). В чем причина?  Начальные условия (90-е годы) «недогруженности» или «псевдонедогруженности» дали постсоветскому высшему образованию возможность существенного роста. Так, нагрузка преподавателей была оптимальной для заданного в советское время качества, но можно было ее увеличить примерно в 2 раза при снятии требований и контроля за качеством обучения в постсоветской России. Также некоторое время можно было найти дешевые и удобные учебные площади и прочие резервы «неэкономной экономики» СССР. Однако сегодня резервы закончились. 
Более того, мы и в России и в США сегодня имеем в образовании  отрицательный эффект от масштаба, что характерно для добывающей промышленности и сельского хозяйства (каждая следующая тонна нефти требует больших затрат - глубже, дальше, холоднее).
Действительно, каждый следующий  абитуриент хуже качеством, чем предыдущий и поэтому в него нужно вложить больше средств, чем в предыдущего. Сейчас в России наступил предел, за которым снизить требования к качеству уже нельзя. Это отражается в политике государства (МОН РФ, Рособрнадзор – «проклятые бюрократы» мешают, речь президента на съезде российского союза ректоров), также как и в общественном  (отношение страны  к преподавателям имеет тенденцию к ухудшению, их перестают воспринимать как страдательный класс). Это проявляется и росте корпоративного образования и обучения. Т.н. бизнес отходит от своей пофигисткой позиции по отношению к образованию.
Наконец в России просто «кончились» абитуриенты, все выпускники имеют возможность поступить в вузы.     
В США об этом свидетельствует рост стоимости образования, что является «притчей во языцех» (см. следующий раздел, связывающий обсуждаемое с ТПИ  К. Кристенсена)  

Привязка теории Кристенсена

Собственно об этом же пишет Клейтон Кристенсен в его статьях, посвященных приложению Теории Подрывных Инноваций (ТПИ) к экономике образованию (см. ее изложение и анализ в наших предыдущих статьях, например: Основные положения теории Кристенсена и ее приложения для системыобразования США),  
Кристенсен с соавторами утверждают, что образование относится к таким областям производства и услуг, в которых не используют экономию за счет роста масштабов производства.  Технологии и опыт изменяют работу преподавателей, однако, они  не уменьшают количество времени, требуемого преподавателю для выпуска образованных студентов. Это проявляется явно в том, что соотношение учителей и студентов остается неизменным. При этом отмечается, что конкуренция среди соперников со схожими бизнес-моделями, при отсутствии экономии за счет роста масштабов производства, поднимает цены на 6-10% в год в обычных условиях. Номинальный уровень инфляции обучения  в частных университетах США составлял чуть больше 10% в течение нескольких десятилетий,  т.к. университеты соперничали друг с другом из-за лучших студентов, лучших преподавателей и за самые престижные и ценные исследовательские гранты.

Онлайн-обучение как образовательная индустрия с возрастающей отдачей

Кристенсен считает, что до становления онлайн-обучения высшее образование не имело технологий для своего роста. Истинно подрывными инновациями для образовательной системы является онлайн-обучение. И хотя, он не останавливается на феномене растущей отдачи в онлайн обучении – это итак общее место в позитивной аргументации ДО (как пишет Райнерт: «Хотя в теории это совершенно разные явления, на практике возрастающую отдачу и технологический прогресс зачастую трудно разделить»).
Вспоминается, в частности, вот такой древний график:
Если за продукт в ДО считать обучающихся студентов, то отдача возрастает, а затраты снижаются, причем никто еще не привел предел, за которым согласно  теории (Гобсон) будет наблюдаться убывающая отдача.
Но мне сейчас интереснее не строгие доказательства и расчеты по формуле:

где с — себестоимость единицы продукции; TFC — общая величина постоянных издержек; Q — количество выпускаемой продукции; VC — переменные издержки на единицу продукции,
а соображения и правила, которые приводит Э.С.Райтнер для «правильного» развития экономики, способствующему обогащению, а не обеднению страны.
 Во-первых,  для повышения общественного благосостояния налогом следует облагать отрасли с убывающей отдачей, а субсидировать - отрасли с возрастающей отдачей. В отрасли с постоянной отдачей государство вмешиваться не должно. (это собственно не Райнерт, а доктрина Маршалла).
Во-вторых,  успешность (эффективность роста богатства) определяется сочетанием факторов (то, что Райнерт называет «тройной рентой»):
1.    производство как экономическая деятельность с возрастающей отдачей
2.    почти полная монополия в одном виде важного сырья, определяющем «целевое» промышленное производство (шерсть в Англии, селедка в Голландии, соль в Венеции). Что является сырьем в ДО и какие преимущества здесь есть у России?
3.    прибыльная международная торговля. То есть в данном случае обязательный экспорт образовательных ДО-услуг.
В целом правила экономического подражания (эмуляции) и развития, рекомендуемые  Райнертом для развивающихся стран следующие (это политические рекомендации):
  1. Сознательное стремление к видам деятельности, для которых характерна растущая отдача, их поддержка и защита.
  2. Введение в рамках определенной географической области временных монополий/патентов для защиты видов деятельности которые принято решение развивать (целевых).

….
5.                  Привлечение иностранцев для работы в целевых видах деятельности
6.                  Относительное подавление … групп, заинтересованных в производстве сырьевых товаров (что является сырьем? абитуриент на экспорт?)
7.                  Освобождение целевых видов деятельности от налогов
8.                  Предоставление целевым видам деятельности дешевых кредитов
9.                  Экспортные субсидии для целевых видов деятельности
10.              Оказание мощной поддержки сельскохозяйственному сектору (?), хотя сам по себе он не может вывести страну из бедности
13.              Возможность введения налога или полного запрета на экспорт сырья с тем, чтобы странам-конкурентам сырье доставалось по более высоким ценам.
Безусловно, полных аналогий быть не может, хотя бы потому, что в первом случае идет речь о продуктах, а в нашем случае об услугах. Но мне представляется, что возникающие аналогии и вопросы могут быть весьма продуктивными или хотя бы интересными. Например:
Не является ли феномен Coursera попыткой построения естественной монополии?

Комментариев нет:

Отправить комментарий