вторник, 20 января 2015 г.

Информационные технологии как вызов системе образования (уничтожающие стоимость)

Почему внедрение информационных технологий как минимум неоднозначно, а часто отрицательно  воспринимается педагогическим сообществом? Это хорошо знают все, кому приходилось внедрять дистанционное обучение в традиционном вузе. Мотивация преподавателей и неопределенность финансовых отношений с ними стоит на первом месте среди проблем,  мешающих расширению дистанционного обучения в вузах и колледжах Ассоциации «Омский региональный электронный университет» (анкетирование проведено для 10 образовательных организаций, см. на сайте http://omreu.ru/). К преподавателям близки по позициям деканы и заведующие кафедрами - среднее звено управленцев вуза, тогда как высший менеджмент, напротив, как правило, оказывает ДО поддержку. Омские вузы отнюдь не уникальны. Самым большим препятствием из тех, что стоят на пути широкого внедрения интерактивных, адаптивные, обучения в режиме онлайн системы на традиционные колледжи и университеты в  США – это отношение к нему преподавателей [1]. В данном исследовании проведено интервьюирование с президентами, проректорами, а также другими высокопоставленными представителями более чем 25 различных учреждений, представляющих государственные и частные исследовательские университеты, четырехлетние и двухгодичные колледжи.
При этом в качестве основных причин отмечается:
  1. Интернет обучение чуждо большинству преподавателей и именно потому, что многие преподаватели выбирали академическую карьеру в старых условиях. Они стали преподавателями в значительной степени потому, что, будучи студентами, ценили и сейчас ценят те отношения, которыми они пользовались со своими профессорами и наставниками. При решении продолжить академическую карьеру, большинство стремятся воспроизвести эти близкие отношения со своими студентами.
  2. Подготовка курса в режиме онлайн требует гораздо более высоких начальных затрат времени от преподавателя, а также усвоения им новых знаний и компетенций. Кроме того, онлайн-обучение требует не только начальной подготовки, но и гораздо более высокий уровень постоянной технической и методической поддержки. Поскольку технология становится более сложной, преподавателям часто приходится переучиваться по ее использованию.
  3. ППС опасаются, что онлайн обучение будет использоваться для уменьшения их рядов. Общей темой, которая звучала практически во всех кампусах:  онлайн обучение не должно быть использовано для снижения занятости преподавателей. Особенно выражен страх за потерю рабочих мест у преподавателей в государственных учреждениях, которые испытывают серьезные финансовые трудности. Кое-где он  выражается в решениях профсоюзных организаций преподавателей

Думается, этот страх - главная причина, мотивирующая преподавателей против дистанционного и электронного обучения. И он небезоснователен.
В 1999 году в США в газетных издательствах работали 425 тыс. человек. А количество рабочих мест в интернет-порталах составляло 40 тыс. Итого — 465 тыс. рабочих мест, занятых сотрудниками с высшим образованием, высоким уровнем квалификации и профессионализма и соответствующим (довольно высоким) уровнем оплаты труда…. В 2009 году в газетных издательствах США трудилось только 150 тыс. сотрудников. Сокращение занятости почти в три раза (на 65%). Количество сотрудников интернет-порталов выросло в два раза по сравнению с 1999 и составило 85 тыс. человек. Итого — 235 тыс. За десятилетие потеряно почти четверть миллиона рабочих мест. При этом большинство оставшихся работать в отрасли сотрудников уже относятся разве что к нижней части американского среднего класса. Даже сотрудники интернет-порталов за это десятилетие стремительно прошли путь от «властителей умов» и «потрясателей основ» до «пролетариев умственного труда».
Это всего лишь один из примеров, которые приводит Игорь Березин, президент Гильдии маркетологов, ведущий эксперт исследовательского холдинга «Ромир» в статье, названной  «Уничтожающие стоимость» [2]. Речь в ней идет об информационных технологиях, которые рассматриваются как угроза мировой экономической системе. Действительно, только в газетной индустрии уничтожено добавленной стоимости на миллиарды, если не десятки миллиардов долларов в год. Одна только гипотетическая оплата труда сокращенных 230 тыс. работников отрасли в 2009-м могла бы составить 9–11 млрд.  долларов. Что создано?
Между 2008 и 2011 годами рынок электронных книг в России вырос в 4,5 раза и достиг «астрономической» суммы 135 млн. рублей за год. Рынок бумажных книг за эти три года сократился на 17% — с 74,5 до 62 млрд рублей. На каждый рубль стоимости, созданной в «электронной читалке», было уничтожено 119 рублей ценности в виде «недоизданных», «недопроданных», «недочитанных» типографских книг.
А вот цифры из статьи И.Березина, близкие к нашему образовательному рынку:
  • В 2007 году только в Москве и только по теме «Маркетинг» было проведено около 500 офлайн-семинаров продолжительностью 8–24 часа (1–3 дня). В каждом семинаре принимали участие в среднем 14–17 человек. Каждый из которых (или его компания) заплатил в среднем 12–15 тыс. рублей. Совокупную выручку от этих семинаров, очень грубо и приблизительно, можно было оценить в 100 млн рублей за год. 4 млн долларов.
  • В 2012 году количество реально проведенных офлайн-семинаров в Москве (по теме «Маркетинг») сократилось в 5–10 раз. Среднее количество участников этих семинаров сократилось раза в два. Цены (в рублях) — примерно на уровне 2007 года, в долларах — на 20– 25% ниже. Совокупная выручка организаторов — менее четверти миллиона долларов. Почти 100 млн рублей стоимости уничтожено.
  • Зато было объявлено более тысячи онлайн-семинаров — вебинаров. Две трети из них просто не состоялись за отсутствием даже двух участников. Из тех, что состоялись, 90% были бесплатными. Совокупные сборы от 30 или 40 состоявшихся платных вебинаров, скорее всего, не превысили и одного миллиона рублей. Кто заработал? Компании, предоставляющие организаторам вебинаров различные сервисы: от технической организации трансляции до «продвижения» мероприятия в «социальных сетях и блогосфере».

Игорь Березин не выступает против технического, технологического прогресса. Он пишет: «Речь о том, что сегодня мы (в России, в мире) столкнулись с принципиально новой ситуацией. Часть новых технологий вполне успешно уничтожает старые отрасли, не создавая при этом адекватной замены».
Что нового в приведенных в статье данных? Особенно нового нет. Можно расширить количество примеров дигитилизации, вот, например, интересная и не новая статья про киноиндустрию [3]. Ну и конечно пример МООКов, как в авторском блоге [4], так и многочисленных иных публикациях, например [5].
Однако, данная статья  вызывает некоторые важные предположения: 
  1. Необходимо рассматривать проблему глобальной дигитализации образования в комплексе и во взаимосвязи с процессами, идущими в других сферах деятельности, шире использовать аналогии и методы междисциплинарной компаративистики. Ведь процессы разрушительной  дигитализации во многих сферах зашли дальше, чем в образовании (например, еще и библиотечное дело). Какие меры предпринимаются, например, в отечественной киноиндустрии? Можно или инициативу Н.Михалкова распространить на систему образования страны?    
  2. В глобальном образовательном пространстве процесс развивается не в  форме расширения  рынка (предоставления товара, которого нет на локальном, национальном рынке), а в форме замещении национального продукта наднациональным  под лозунгом качества (кстати, тема «идея качества против национальной идеи» мне представляется весьма интересной для анализа).
  3. В новой модели технологического, цифрового прогресса рабочие места в образовании уничтожаются, и не замещаются новыми. И если в отношении отраслей, в которых задействованы десятки и даже сотни тысяч работников, социальные последствия для государства и общества могут быть малозаметны, то там, где дело касается миллионов все чревато социальным взрывом. Индустрия образования отличается от других своей особой социальной значимостью, в том числе по количеству задействованного персонала и потребителей услуг и товаров, она неизмеримо важнее газетной, книжной и даже киноиндустрии. При этом система образования России весьма уязвима: в высшем образовании наблюдается устойчивая и долговременная демографическая яма.

Безусловно, грядущие изменения дело не одного дня, это процесс долгий и имеются множество сдерживающих факторов, например (по степени важности):
  1. Языковой барьер (над его преодолением интенсивно работают очень серьезные коллективы)
  2. Законодательство и НПА в сфере образования (они активно атакуются со стороны прогрессивной общественности – ну и действительно, кто хочет быть зачисленным в противники прогресса)
  3. Технологическая неготовность студентов и слушателей (она тоже  преодолевается – см. динамику пользователей Интернет в России на fom.ru)
  4. Мотивационная неготовность учащихся к интенсивному и интерактивному образовательному процессу (ухудшение экономической ситуации внутри страны и целевая политика от «наших партнеров» по трудоустройству молодежи за рубежом в состоянии и здесь привести к изменениям)   

Однако, они преодолимы.
«Ответ на вопрос о том, как добиться того, чтобы «дигитальные» технологии хотя бы перестали уничтожать реальную стоимость, а еще лучше — были бы приспособлены для ее увеличения, надо искать уже сегодня – пишет И.Березин: собственно нахождение положительного ответа на этот вопрос и будет означать начало завершения системного кризиса … и начало выстраивания новой мировой социально-экономической системы, для которой даже названия пока не придумано… Мировой кризис может быть преодолен только тогда, когда бизнесы, основанные на новых технологиях, научатся генерировать добавленную стоимость, в разы превышающую ту, которую они так быстро научились разрушать».
Не ставя пока целью разрешение проблемы на таком глобальном уровне, можно попробовать:
  1. Просчитать экономические последствия принятия решений по открытому образованию хотя бы для некоторых частных случаев
  2. Одним из которых может быть уровень дополнительного профессионального образования
  3. На основе чего выстроить прогнозы и предложения к стратегии на уровне организации, региона, государства

Литература
  1. Barriers to Adoption of Online Learning Systems in U.S. Higher Education // Lawrence S. Bacow, William G. Bowen, Kevin M. Guthrie,  Kelly A. Lack, Matthew P. Long May 1, 2012 Copyright 2012 ITHAKA
  2. Березин  И.С. Уничтожающие стоимость // http://www.odnako.org/magazine/material/unichtozhayushchie-stoimost/
  3. K. Kelly How to Thrive Among Pirates // http://kk.org/thetechnium/2010/04/how-to-thrive-a/ (имеются переводы на русский)
  4. http://timkin-blog.blogspot.ru/
  5. Останется десять университетов //«Эксперт» №48 (878) 02 дек 2013, http://expert.ru/expert/2013/48/ostanetsya-desyat-universitetov/
  6. http://inosmi.ru/economic/20160310/235669455.html
P.S. Было бы продуктивно вернуться к этой теме, учитывая:
1. Эндрю Кин Ничего личного ... здесь
2. Фукуяма: Цифровые технологии также пожирают рабочие места здесь

1 комментарий:

  1. Печальная картина. Прогресс ведет к регрессу. Наблюдения автора могу подтвердить на нижнем уровне (моём). Создал в одиночку ("на коленке", как говорит автор) online - систему по курсу теоретической механике http://student-madi.ru , соединенную с облачным сервисом. Система работает - это факт, подтвержденный практикой. Преподаватели активно против. На словах - "это интересно", на деле "делайте, что хотите, но не трогайте нас". Сайт принципиально не смотрят (показал опрос). На самом деле, убежден, что "электроника" не должна и не может заменить человека (т.е. преподавателя). С новыми технологиями возможности преподавателя возрастают кратно (в десятки раз?). Но чиновники готовы использовать это для сокращения преподавателей. Не вижу выхода. https://www.facebook.com/dodonov.madi madi_online@mail.ru

    ОтветитьУдалить